Жизнь после апреля 2016-ого. Беседа с участником Апрельской войны

02.04.2018 | 18:08 | Slider, Общество

С начала апрельской войны прошло уже два года. События, которые произошли в те дни, запомнятся надолго. Апрельская война выявила ряд недостатков в наших Вооруженных силах —  мы имели территориальные и человеческие потери, семьи переселенцев, искаженные человеческие судьбы и так далее.

ArmRus.info побеседовало с участником Апрельской войны, старшим сержантом одного из оборонительных позиций Талиша Оганесом Мкртчяном.

Оганес,  два года назад, в этот день, в Арцахе начались боевые действия. Расскажи, где ты находился в этот день и как узнал о войне?

Я находился в медпункте военной части, утром узнал, что около 2-3 часов ночи началась бомбежка. Лежавшие в медпункте не были в состоянии принять участие в боевых действиях, нас должны были отправить в госпиталь, но я отказался и отправился вместе со своим взводом в район Хнабад, после чего оттуда уже вместе с разведывательным взводом отправился в Талиш, где перешел на боевое дежурство на позиции N156.

С передовой была очень хорошо видна Армения, я видел, что народ сплотился. Независимо от специальности, будь то врач или юрист, все были солдатами. Это естественное явление, мы находимся в блокаде, у нас нет друзей, наш друг — наш солдат. Нельзя отличать армян Дисапоры, Арцаха или Еревана. Мы все одна нация. Я увидел ряд добровольцев, которые отбросив свой личный комфорт, пришли на фронт. Был общий интерес, была общая идея – оставаться на этой земле. Некоторые из них, к сожалению, не вернулись домой.

Что скажешь о потерянных  800 га землях?

Потеря земли была не по вине нашей армии, мы выполнили наше боевое задание. Не хочу расскрывать скобок, отмечу только, что мы полностью выполнили наше боевое задание.։

Расскажи о полученных тобой ранениях

Я был ранен в районе левого плеча и правого колена. Противник проник в наши окопы, началась перестрелка. Они в разы превосходили нас по количеству, однако мы сохранили эту позицию. Хотя по указу президента мы сейчас не контролируем эти позиции. Нас тогда было семеро, в живых остались только двое — я и Саргис. Он стал инвалидом. Ему помогают, и я, насколько это в моих силах, пытаюсь помочь ему и его семье. Но я хотел бы, чтобы эта семья чувствовала также поддержку государства.

Не обязательно, чтобы молодой человек был в галустуке и с партийным значком, чтобы считаться героем. Есть много парней, имена которых мы не знаем, но эти ребята сейчас среди нас. Я не видел ни одного депутата или людей в лакированных туфлях рядом со мной, я не видел парней, делающих селфи. Рядом со мной были совсем другие ребята.

Чем ты занимаешься сейчас?

После увольнения 30 июня 2016 года я начал заниматься программированием, у меня есть собственный стартап, зарегистрированная компания, арендую офис. Я занимаюсь автоматизацией. Я смог обеспечить себя и свою семью финансово. Сейчас имею желание учить молодое поколение робототехнике.

Апрельская война показала, что мы ощутимо отстаем от наших соседей в техническом плане. Система, которая действует сейчас, верит в оружие российского производства, однако не верит армянскому производителю. Я хотел бы, чтобы государство помогало становлению молодежи. У нас, в конце концов, был институт Мергеляна, у нас были выдающиеся ученые. И сегодня есть, только они мигрируют.

Что бы ты сказал при встрече министру обороны Вигену Саргсяну?

Я хотел бы обратить его внимание на то, что солдата нужно ценить. Солдат, после увольнения, должен чувствовать, что независимо от того, служил ли он на границе или нет, защищал родину. Нам необходим хороший командуюший состав, неграммотность должна быть искоренена из армии. Солдат должен учиться у офицера, а не бояться его. Армия становится домом солдата, а родителей должны заменять офицеры. Работа офицера не должна быть только источником зароботка. Это очень не правильно. Не зря в США отряд «Морских котиков» считается самой элитной службой, а их оклад – самый низкий. Благодаря этому в их рядах оказываются только истинные патриоты и люди с большой честью. Я бы хотел, чтобы так было и в Армении. Работа офицера должна приносить честь.


Читайте также: