Анонимное интервью с пережившим ужасы сирийской войны армянином

05.12.2017 | 14:50 | Slider, Общество

Судьба нашего собеседника, который пожелал остаться анонимым, сыграла с ним злую шутку, из-за которой он был вынужден столкнуться с ужасами войны в Сирии и пережить драматические события, убегая от войны.

Нашего героя призвали в сирийскую армию весьма странным образом, и несмотря на все попытки объяснить ситуацию, его отправили на фронт, в самый эпицентр боевых действий.

«Я родился в Ливане, я — ливанец, я рос там до 12 лет. Мой отец работал кузнецом в Сирии, мы периодически уезжали-приезжали»,- рассказывает наш собеседник, отмечая, что хотя у него был ливанский паспорт, но в нем значилось, что родился он в Дамаске. «Я не думал, что в один день это станет роковым для меня»,- говорит он.

Когда ему было 21-22, и он только окончил университет, начались волнения в Сирии. «Дикой войны пока не было, но там и тут уже шли военные действия»,- вспоминает он.

Отец нашего героя вместе с сыном отправился в Сирию, чтобы вывезти оттуда родственников. События там стремительно развивались, предчувствуя беду семья нашего собеседника собиралась продать все имущество в Ливане и переехать в Армению или на Запад. «Нужно было уезжать из Ближнего Востока»,- говорит он.

Однако, по его словам, все изменилось уже на ливано-сирийской границе, когда они с отцом хотели пересечь ее.

«Я дал им свой паспорт, солдаты-пограничники углядели что-то неладное и вызвали своего командира, чтобы понять, что делать, если у меня место рождения указано Дамаск. Я тогда понял, что здесь что-то не так, назревает проблема. Отца отвели в сторону, полчаса с ним разговаривали. Когда он вернулся на нем не было лица, сказал, что и со мной должны поговорить»,- рассказывает наш собеседник.

По его словам, его отвели в комнату и начали допрашивать, настаивать на том, что он является сирийцем, а ливанские документы поддельные. Сирийские пограничники твердили, что он должен был пройти военную службу, а если он до сих пор не служил, значит избегал армии около 5 лет.

«Людей вроде нас, у которых нет никаких связей, отправляют в самые плохие места. Мы попытались договориться, чтобы меня отправили в  Триполи,  там ситуация была спокойнее, но не тут-то было. Уже через неделю я был в Аскаре, а потом в Дейр-эз-Зорe (там шли самые ожесточенные бои между правительственной армией, повстанцами и террористами.- ред.)»,- рассказывает наш собеседник.

По его словам, первая мысль, которая пришла ему в голову было – бежать.

«Сирия – не моя страна. Я очень уважаю народ Сирии, но зачем я должен был воевать за Сирию? Я даже не знал против кого воюет Сирия, с Нусрой, ИГИЛ или с кем-то еще»,- говорит он.

Наш собеседник рассказывает, что участвовал в нескольких боях, всюду бомбы падали на здания, взрывались снаряды. «На дороге лежали тела двух женщин. Моя душа болела, сердце сжималось. В другом месте у тела погибшей жены лежал мужчина, его ноги оторваны, он ревет… Я не знал что делать, как помочь им? Я — не человек войны, я начал все яснее осознавать, что это не мое место, я должен сбежать»,- говорит наш собеседник.

По его словам, по воле случая, их войско оказалось у ливанской границы. О своих планах о побеге он рассказал своему близкому, доверенному другу. «Он был армянином из Алеппо. Когда я сказал ему о чем думаю, он сказал, что за побег могут наказать так, что война покажется  гораздо лучше. Он сам боялся убежать, но подсказал мне тропы, как перейти границу незамеченным и добраться до деревень на ливанской стороне, он начертил все это на карте»,- рассказывает наш собеседник, отмечая, что тогда на границе с Ливаном не было больших скоплений беженцев, и в целом ситуация была спокойной.

Побег он совершил спустя два дня. У него не было ни интернета, ни телефона, и только через три дня он дошел до приграничного ливанского города Анджар, где у него имелись родственники с материнской стороны. Из Анджара наш герой связался со своим отцом, который уже через три часа примчался к сыну. «Когда отец приехал, он признался, что думал больше не увидеть меня»,- вспоминает наш герой.

Еще через четыре дня они были в Армении.

К тому времени мать нашего собеседника уже жила в Ереване, они  купили дом и обустроились.

«Уже 4,5 лет я живу здесь. Первое, что мы решили сделать – поменять мое имя, не знаешь что будет дальше. У нас в Армении есть родственники, они помогли нам с документами, сделать новый паспорт, я пошел в армянский университет, чтобы было больше свидетельств того, что я живу здесь»,- рассказывает наш анонимный собеседник, отмечая, однако, что к социально-экономическим условиям Армении привыкли не сразу.

«Сейчас я работаю в двух местах, по утрам работаю в ресторане, а по вечерам вожу такси. Отцу уже больше 70 лет, он получает пенсию, на которую, однако, жить невозможно. Иногда мама подрабатывает дома, так и живем»,- говорит он.

По его словам, все его друзья, которые остались в Ливане и к которым он обращлся за помощью, отказали ему. «Единственное, что я понял — только отец с мамой пришли мне на помощь, когда я нуждался. Что было, то было, все в руках Господа. Слава Богу, семья — самое важное»,- говорит наш герой.


Читайте также