Что потеряла Армения выбрав ЕАЭС? В ответ на заявления министра финансов

27.06.2017 | 15:35 | Slider, Аналитика, ЕАЭС, Экономика

Вчера министр финансов Армении Вардан Арамян, обращаясь к последствиям членства Армении в Евразийский экономический союз (ЕАЭС), отметил, что согласно анализам, при вступлении в эту структуру дополнительный экономический эффект составлял 2,2%, из которых 1,4% процентных пункта пришли от тарифа на газ.

И хотя это заявление явно противоречит заявлению, сделанному в октябре 2016 года премьер-министром Кареном Карапетяном, когда он заявил, что невозможно сказать, что было бы, если бы мы не были членами ЕАЭС, так как «нет никакой аналитики». Но сейчас постараемся вспомнить ту «аналитику», которая есть, а также обсудить утверждение Арамяна относительно тарифа на газ.

Альтернатива

Армения с 2010 года ведет переговоры с Европейским союзом (ЕС) вокруг соглашений об ассоциации и об углубленной и всеобъемлющей зоне свободной торговли. В июле 2013 года переговоры завершились, а 3 сентября они провалились, так как Серж Саргсян заявил о становлении на путь интеграции в ЕАЭС. То есть, если мы не встали на путь интеграции в ЕАЭС, то подписали бы с ЕС соглашение об ассоциации, по которому предусматривалось взаимное обнуление таможенных пошлин на все виды товаров и услуг, а также упрощение таможенных процедур.

Результаты подписания этого договора были вычислены всемирно известной организацией Ecorys. Согласнo вычислениям, Армения в результате ассоциации с ЕС через несколько лет имела бы дополнительный прирост ВВП на 2,3%, а доходы государственного бюджета увеличились бы на дополнительные 146 млн долларов, на 15% увеличился бы также объем экспорта из Армении, компенсации потерь от роста цен на потребительские товары составила бы 1,2%, дополнительное увеличение заработной платы на 2,7%, дополнительный  7 процентный рост числа высококвалифицированных рабочих мест на рынке труда.

Вокруг данной темы это единственное высококачественное исследование, которое, по сути, описывает то, от чего лишилась Армения членством в ЕАЭС.

Газ

Министр, как уже отмечалось, утверждал, что согласно анализам 1,4 % «дополнительного экономического эффекта» пришли от тарифа на газ, так как благодаря ЕАЭС не действовала 30% таможенная пошлина на экспортируемый из России в Армению газ.

Таким образом, в декабре 2013 года тариф на поставляемый в Армению российский газ составлял 190 долларов (за 1000 куб. м). Европейским странам в то время «Газпром» поставлял за приблизительно 390 долларов. За последние 3,5 года  цена на поставляемый в Армению российский газ снизилась и достигла 150 долларов, в то время как тот же российский газ поступает сейчас в Европу за 175 долларов.

Другими словами, начиная с 2013 года, поставляемый в Армению российский газ подешевел на 21%, а поставляемый в европейские страны – на  56%. Иными словами, хотя Армения и присоединилась к ЕАЭС, а европейские страны – нет, однако тарифы на поставляемый туда газ «Газпрома» в 2,5 раза быстрее пережили спад, чем в Армении.

При этом, это имело место в тех условиях, когда Россия во многих европейских странах не имеет конкурентов по поставкам газа, а Армения имеет других соседов, экспортирующих газ (например, Иран). И, по разумной логике, Иран должен был конкурировать с Россией, предлогая Армении газ на более выгодных условиях, в результате чего цена на газ в Армении пережила бы более быстрый спад, чем в Европе.

Однако в результате того, что власти Армении дали «Газпрому» монополию, цена на газ в 2,5 раза медленнее снижается, чем во всей Европе, поскольку она имеет гибкую антимонопольную политику.

Следовательно, разговоры о льготной цене на газ в рамках ЕАЭС, мягко говоря, неуместны. Будет более уместным говорить о том, почему «Газпром» сумел получить в Армении такую монополию, чтобы мы потеряли конкурентную среду, цена на газ стала не выгодной и зависела от политических обстоятельств.

Даниел Иоаннисян

«Союз информированных граждан»


Читайте также